Растения на биогаз

Когда я защищал магистерскую работу по сидератам, был небольшой скандал. Работа должна была быть в ключе — мол, сидераты это полезно, даёшь массовое внедрение сидератов в российское сельское хозяйство. Так ставила задачу моя руководительница. Я пошёл своим путём, заявив на защите, что прибавка урожая от сидератов (с учётом последействия) в среднем в 10 раз меньше, чем закопанные кормовые единицы. И это действительно так.
На самом деле, я считаю сознательное (а не вынужденное, когда запахивают то, что не выросло как надо) применение сидератов у дачников — забавным и полезным развлечением, а в промышленном сельском хозяйстве — вредительством.
Когда обсуждали мою работу, руководительница рассказала комиссии, что я называл сидераты вредительством. Она застала Сталина, и очень волновалась, говоря про вредительство.
Но, своё «отлично» я получил, за что спасибо всем присутствовавшим.

С тех пор прошло 13 лет, и наука пошла дальше сидератов. Теперь предлагается сознательно культивировать растения для последующего компостирования и получения метана.
Нет, биогаз — это нормально, если его получают из навоза. Внесение навоза на поля в промышленном сельском хозяйстве — это тоже вредительство, этого не делают не только в развитых странах, но и в России, в нормальных хозяйствах.
Но навоз — это отход производства, который надо утилизировать, от него никуда не деться. А растения-то надо выращивать, пахать, культивировать, сеять, опрыскивать. Тратя солярку, технику и человекочасы. И компостировать это всё на метан.

Вот ссылка, например: http://agropraktik.ru/blog/Renewable_Energy/273.html#cut

Как в одном колхозе делали капельный полив на площади 500 гектаров, часть 5

Начало в Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

Несоблюдение технологии всегда приносит прямой убыток. В нашем случае, планируя прибыль 30%, получили урожайность 30% от запланированной. Это должно было вылиться в рентабельность около минус 60%. Но, на деле, по некоторым культурам рентабельность была и почти минус 100%. Почему?
Ранняя капуста на 32 гектарах, недостаточно быстро поливаемая, с недостаточной фертигацией, удушаемая сорняками, опаздывает вырасти к 25 мая. С 1 июня оптовая цена на раннюю капусту падает, и за неделю достигает 1 (одного) рубля за килограмм. Надо сказать, что только уборка капусты обходится около 1 рубля за кг, а себестоимость ее на капельном поливе около 7 рублей. Капусту на 32 гектарах решено измельчить. Всегда буду помнить этот фонтан салата из ходящего по полю измельчителя. Но мы тогда были такие совсем не одни, капусты по России в тот год закопали очень много.
Похожая ситуация случилась и с луком. Убрать его не успевали, продавался он очень медленно, к декабрю цена опустилась до 2 рублей за килограмм (только уборка и затарка обходятся около 1 рубля за кг), а половина лука еще лежала в поле.
Огурцы, которые на капельном поливе прут очень быстро, не успевали собирать, и они перерастали, а переросшие огурцы оптовики не покупают. Над огуречными полями постоянно ездили три «самолёта» по 14 человек на каждом, для лежачей уборки огурца. Толку от этого было мало, люди спали на «самолётах», играли в карты и пытались послать агронома за пивом. Несмотря на сдельную оплату труда за каждый килограмм огурца.
Лучше всего, как ни странно, вышла картошка — аж 30 тонн с гектара, вместо планируемых 60-ти.
На следующий год было решено учесть ошибки и увеличить площади… Завезти «нормальных людей» — китайцев (серьёзно, я даже был назначен ответственным за этот завоз). Но, к зиме 2008-2009 годов кризис докатился и до окраин страны, деньги стали наконец считать.
Весной 2009 года с трудом, даже и с хитростью, пробили финансирование 150 гектаров овощей на капельном поливе, чтобы сохранить рабочие места. Была ли прибыль? Нет, не было. С тех пор колхоз перешёл на севооборот пшеница-подсолнечник-ячмень-кукуруза, и больше ничего.

Этой серией заметок про капельный полив в российском колхозе я не хочу сказать, что капельное орошение на больших площадях в России не выгодно. Оно выгодно. Но, чтобы использовать капельное орошение, надо сначала хорошо этому научиться, потренироваться на площади раз в 50-100 меньшей, чем планируется регулярно орошать. Надо иметь команду исключительно заинтересованных в результате людей, соблюдать технологию на 100%, исключить воровство. И потом, когда у вас всё это получится, останется только гадать — какая будет закупочная цена на урожай в наступающем сезоне.

Вот еще один важный момент. Во всех рассмотренных случаях, использовались самые лучшие и дорогие семена, гибриды F1, производства Syngenta, Nunhems и Seminis (овощные семена Nunhems, по моему опыту, на голову выше семян от Syngenta — это особенно видно на вакуумных барабанах кассетных сеялок, где очень важна однородность семян). Урожайность — функция семян в самую последнюю очередь. В хороших семенах есть смысл, если всё, кроме семян, в идеале. Именно этот факт естественным путём сдерживает распространение генномодифицированных культур в России — чтобы соблюдать технологию, элементом которой являются такие семена, надо иметь культуру земледелия и уровень организации производства, которых в России почти ни у кого нет.

Фертигация vs навоз, часть 1

Растения для своего роста и развития нуждаются в химических элементах.
Считается, что минеральные (неорганические) вещества растение получает через корень из почвы, а органические вещества синтезирует самостоятельно, поглощая для этого углекислый газ из воздуха. Это, в основном, так, хотя в 50-70-х годах ХХ века было доказано поглощение органических молекул корнями растений, включая довольно крупные молекулы (гуминовые и фульвокислоты; работы Христевой Л.А.) и поглощение органических молекул через листья (на этом основан огромный рынок органических биостимуляторов). Тем не менее, главные пути поглощения веществ растениями: углерод и кислород — в основном, через листья из воздуха, а всё остальное — в основном, через корень из почвы.

С урожаем любой культуры из почвы неизбежно выносятся элементы минерального питания, и в ощутимом количестве. Например, при урожайности огурца в открытом грунте 100 тонн (1000 центнеров) с гектара из почвы выносится 450 кг азота (это более тонны аммиачной селитры). Естественное содержание азота в почве — в среднем 0,2%, то есть на пахотный слой глубиной 20 см это 6 тонн, при этом большая часть азота может быть в не очень доступной (органической) форме. Очевидно, что для поддержания плодородия почвы вынос элементов питания надо восполнять удобрением.

Две основные группы удобрений — минеральные и органические.
Минеральные удобрения в нашей стране (именно в нашей, и в бывшем СССР) скомпрометировали себя перед населением по итогам химизации сельского хозяйства, проводимой в 60-80-х годах ХХ века. Химизация проводилась в лучших традициях бесхозяйственности, «для галочки», в результате практически все пахотные почвы СССР потеряли большую часть органического вещества, а в продаже нередко можно было встретить продукты с повышенным содержанием нитратов. В чём же было дело?

В тогдашней агрохимии, как и сейчас, было принято рассчитывать дозу удобрения под планируемый урожай. Например, под какую-то культуру рассчитывали внести 200 кг азота на гектар, чтобы компенсировать вынос азота из почвы с урожаем. Это около 600 кг аммиачной селитры. Длительность вегетационного периода растения — пусть 100 дней, и эти 600 кг селитры растение должно поглощать в среднем по 6 кг в день (в фазу активного роста вегетативной массы — больше, в период созревания плодов — меньше). Этим растениям на гектаре нужно в среднем 6 килограммов селитры в день — не 30, не 60 и не 600 килограммов, а только 6 кг. Если в какой-то момент времени в почве находится больше селитры, чем могут усвоить растения, избыток селитры с помощью бактерий-денитрификаторов в тот же день начинает улетать в атмосферу, в самом растении начинают накапливаться нитраты, и самое плохое — на денитрификацию расходуется органическое вещество почвы, поскольку бактериям -денитрификаторам для деятельности нужна органика. И, как вы думаете, как вносили эти 600 кг селитры на гектар в СССР? Да, все разом в один день, все 600. Это кажется верхом идиотизма, но так и было. И результаты этого утаить от народа было нельзя.

С тех пор в сознании огородников и просто потребителей продуктов растениеводства прочно сидит идея: минеральные удобрения — это зло, они разрушают почву и насыщают продукты нитратами.
Тем не менее, в Европе или США вы вряд ли найдёте ферму, за исключением, может быть, фриковских или «органик», где бы вносили в почву навоз. В Европе его не вносят в почву, а получают биогаз. В современной России так же трудно найти агрохолдинг, сельхозкооператив или ферму, удобряющую поля навозом. Нам такие попадались только в качестве экспериментаторов, пробующих под влиянием агрономов старой школы куда-то с пользой деть образующийся на фермах навоз и тут же эти попытки сворачивающих.
В чём же дело, сельхозпроизводители нерациональные или глупые? Нет, они рациональные и умные.
Продолжение следует.

Далее по теме
Иногда приходится слышать: огурцы любят подкормку жидким навозом. Да вы бы знали, как они любят азофоску! И как они любят селитру! Гораздо больше любят, чем навоз. И содержание нитратов в огурцах у вас будет ОДИНАКОВОЕ что при подкормке навозом, что при подкормке селитрой, если вы не внесете, конечно, все 600 килограммов селитры на гектар сразу единовременно.

Как в одном колхозе делали капельный полив на площади 500 гектаров, часть 4

Начало в Часть 1, Часть 2, Часть 3

Итак, эксплуатация системы капельного орошения… Для экономии комплектующих, то есть для снижения стоимости проекта, поставщик системы рассчитывает её «на пределе». То есть, предполагается, что полив будет происходить 24 часа с непрерывным переключением между участками, и в этом случае растения получат свою поливную норму в 60 кубов на гектар (для огурцов и томатов надо около 100 кубов на гектар — меня периодически удивляют «гуру», утверждающие, что томатам надо вдвое меньше воды, чем огурцам; это справедливо для парника в Карелии, но не для поля на юге России, или в Турции, где в принципе и надо выращивать томаты).
Если рассчитать полив не на 24 часа, а на 12 часов, выливается это в следующее:
а) потребуются вдвое более мощные насосы;
б) потребуются трубы (или лэйфлеты) с вдвое большей пропускной способностью;
в) потребуется вдвое больше фильтров;
г) поставщик проиграет тендер.

Для круглосуточного полива вы нанимаете вторую смену операторов полива. Далее происходит следующее:
1) Скважинный насос не запускается. Вызов электриков, работа электриков, запуск. Растения на площади 15 гектаров полдня стоят без полива.
2) Скважина начинает гнать песок, гидроциклон не справляется. Заказывается бурение новой скважины поодаль. Подвод воды организуется по временной схеме от скважины, питающей соседнее поле. Растения на площади 30 гектаров стоят 3 дня без воды. Затем, в течение месяца, пока бурится скважина, устанавливается обсадная труба, подключается глубинный насос на 100 кубов в час, растения на площади 60 гектаров получают не более 50% от необходимой воды.
3) Ночная смена поливальщиков напилась, выйдя на работу. Растения на площади 240 гектаров не получают необходимой воды в течение 12 часов.
4) Ночная смена поливальщиков напилась дома, и не приехала на работу. Удаётся уговорить половину дневной смены остаться на ночь, а для работы в следующий день набрать добровольцев из трактористов. Растения на площади 120 гектаров не получают необходимой воды в течение 12 часов.
5) После проверки каждой скважины выясняется, что заявленная бурильной организацией производительность в 100 кубов в час не превышает 60 кубов в час, и только на одной из 9 проверенных скважин составляет 80 кубов в час. Растения на площади 240 гектаров не получали и не получат 40% поливной нормы.
6) Операторы полива не успевают вовремя провести ремонт фонтанирующих капельных лент — в некоторых местах проваливаются трактора, вышедшие на ночное опрыскивание. Часть воды явно уходит не туда.
7) Гравийные фильтры, стоящие на участке, поливаемом из реки, теряют производительность. Промывки обратном током воды результата не дают. Растения на площади 120 гектаров получают 30% поливной нормы в течение недели. Приехавший специалист открывает фильтры и достаёт оттуда большое количество рыбы.
8) Участок в интенсивном саду, где прокладывалась подземная разводка, подключен к поливу, однако: поскольку траншеи, вырытые поперек рядков деревьев под трубы, слишком долго были открытыми, по саду не мог ходить опрыскиватель с глифосатом, что привело к размеру амброзии в рядках выше поливаемых деревьев, соответственно к утере смысла полива этого агроценоза. Проблема «мы поливаем сорняки» остро стоит и на овощных культурах. И не только поливаем, но и кормим — фертигация же…
9) Около 50% дорогих комплексных удобрения типа Полифид, Террафлекс, Кемира, монофосфат калия, Пекацид воруются операторами полива и продаются фермерам сразу. Еще около 25% прячется в схроны для последующей продажи. Растения на площади 400 гектаров получают 25% необходимого по технологии минерального питания.
10) Ручная прополка сорняков даёт небольшой эффект — из приглашенных в помощь студентов аграрного университета не все отличают щирицу от огурца.

В общем и целом, технология соблюдается на 30%. И, хотя лето не засушливое, урожая вырастает тоже 30% от запланированного. Но это еще далеко не убыток. Убыток от несоблюдения технологии — это совсем не главное…
Продолжение следует

Российский рынок капельной ленты 2004-2013, часть 4

Вот не даёт мне покоя этот рынок, см. часть 1, часть 2, часть 3.
Есть в Москве компания, продающая капельную ленту. Она ее закупает (закупала), в том числе, на заводе у известного испанского производителя. А этот завод дружит с заводом, на котором мы закупаем фитинги. Капельная лента на первом заводе стоит Х евро. А если ты дилер и отгрузка контейнерная — 0,5Х евро. Что же получается с себестоимостью ленты в России (себестоимость мы считаем народным методом, включая туда ВСЕ затраты, которые надо понести, и от этого законным путём не уйти)? В затраты дополнительно к отпускной цене завода входит доставка, таможенная пошлина 10%, НДС 18%, различные таможенные сборы и расходы на терминале, доставка от терминала до твоего склада, разгрузка контейнера, хранение на складе, оплата труда кладовщиков, оплата труда бухгалтерии, которая оформляет приход и продажу этой ленты, оплата труда менеджера по продаже этой ленты и администрации (директора), расходы на рекламу и еще 10% на непредвиденные расходы, которые обязательно будут; если компания привлекала инвестиции или кредиты, то добавляем к себестоимости % по инвестициям и кредитам. Также, если фирма хочет торговать не в ноль, а дать учредителю прибыль, добавляем ему скромные 2%. Итого, капельная лента не может обходиться дилеру дешевле 1,3Х евро, где Х — отпускная цена завода в Испании, от которой у дилера скидка 50%, т.е. цена для него 0,5Х.
На сайте вышеупомянутой компании уже 2 года в открытом доступе висит эта капельная лента с розничной ценой… 0,9Х. А если купить 20 штук, то 0,8Х. То есть, удорожание к цене завода составляет 60%. В последний год цена в рублях подросла на 5% — видимо, вырос курс евро.
Нет, вы мне скажете, это хитрый маркетинговый трюк с loss leader, капельная лента продаётся ниже себестоимости, зато фитинги к ней — с наценкой в 80%. В системах капельного полива соотношение стоимости ленты к стоимости фитингов где-то 6:1, к тому же лента покупается ежегодно, а фитинги — нет, ну ладно. Так можно продавать субдилеру с целью развития розничной сети в РФ, но какой нормальный оптовик вывесит эксклюзивные цены в открытый доступ? По-моему, это странный трюк, поэтому мы купили эту капельную ленту на заводе в Испании через своих испанских партнеров, рассудив, что лучше кормить испанцев, чем российских предпринимателей.
Пару лет назад мы провели эксперимент — я запросил в вышеупомянутой компании счёт на минимальное количество ленты, выступая от торгующей поливным оборудованием крупной организации. Мой напарник позвонил от имени частного лица, дачника, и запросил такой же счёт на частное лицо. Мы получили счета, и суммы там различались… ровно на 5%.
Если оптовик считает, что закупающемуся у него субдилеру хватит прибыли 5%, минус расходы на транспортировку и обработку товара, то очевидно, что этот оптовик вскоре либо превратится в розничный ларёк, либо исчезнет.
Эту компанию я привел как пример, описанная тенденция очень распространена на рынке. Причина — продавец неверно оценивает эластичность спроса по цене. Уверив инвестора, что рынок капельного орошения растёт семимильными шагами, он завозит товара столько, сколько не надо. Увидев, что план продаж никак не выполняется, и в панике стремясь продать товар, продавец снижает цену ниже себестоимости, и, что самое клиническое, начинает продавать всем подряд — и оптовикам, и конечным потребителям — по низкой оптовой цене. Существенного увеличения спроса и продаж, тем не менее, не происходит. В этой ситуации грамотно было бы растянуть продажи на 3 года, держа маржу хотя бы 30%, однако по факту продажи растягиваются на 2 года с маржой минус 10%. Бизнес по-русски, что же.

Российский фермер

В 2008 году я запостил в качестве заметки ВКонтакте текст о фермерах, навеянный общением с таковыми в Краснодарском крае. В заметке было примерно такое:
«В конце 80-х — начале 90-х годов ХХ в. создавался образ кулаков-мучеников, пострадавших от коллективизации, когда «самых умных», «самых хозяйственных», «самых толковых и работящих» ни за что ни про что лишали имущества и ссылали неизвестно куда на погибель. Я сам, будучи совсем молодым, повелся на эту пропаганду и жалел кулаков, гневаясь на дурную и иррациональную советскую власть. Сейчас быть крепким крестьянином не запрещено, разрешено быть фермером, привлекать рабочую силу, продавать или придерживать урожай и т.п., и мы можем наблюдать воочию этот класс людей. Мое мировоззрение изменилось, и, думаю, что в Гражданскую я воевал бы за красных и раскулачиванием занимался бы лично. Фермер, или кулак — это в первую очередь не человек «работящий и хозяйственный», а человек жадный и завистливый. Слово «мироед» очень ёмко отражает их сущность.  »
Какие бывают российские фермеры сейчас, в 2013 году? Много таких, как описано выше, к тому же активно поучаствовавших в разграблении колхозов, иногда в разграблении такого масштаба, что на вырученные деньги можно было построить крупнейший частный элеватор, например. Разорение колхозов и растаскивание имущества происходило активно в течение 20 с лишним последних лет, позволив создать материальную базу очень многим «фермерам». К приведенному выше портрету фермера-кулака я бы добавил еще тип фермера-полубандита, довольно распространенный ныне. А без криминала и не выжить, поэтому так мало сравнительно честных фермеров — продавать много лет подряд свою продукцию по цене ниже себестоимости ну никак нельзя.
Бывают «фермеры» из горожан, потерпевших неудачу в городе, и прослышавших о выгодности фермерства («себестоимость выращивания капусты — 5 рублей за килограмм, а в магазине-то она 30!», тут же происходит умножение урожайности на гектары и на рубли, в первый сезон планируется приобрести представительский джип, который не позволяла иметь практика юриста в Москве). Один такой юрист пытался компенсировать убытки от продажи своей фермерской капусты по цене 4 руб. за кг (ему повезло, обычно ее покупают по 2 руб.), предъявляя иски производителям техники, которую он использовал для выращивания, мол, техника вызвала снижение урожайности. Добивался, конечно, безуспешно — будь он хорошим юристом, нашлось бы для него дело и в городе.
Честного фермера, как класса, у нас в РФ, к сожалению, не сформировалось. Те, кто пытается работать честно — однозначно бедствуют и разоряются. Очевидна ставка государства на агрохолдинги, ну что ж, партии виднее.
Вы спросите, почему я так не люблю фермеров. Потому что фермеры, как и многие российские так называемые ИП («индивидуальные предприниматели»), привлекают наёмный труд. И стоимость этого труда они стремятся минимизировать любыми путями, не взирая ни на мораль, ни на закон, ни на какие-либо иные ценности, кроме собственной прибыли. Им наплевать, кто у них работает — китаец или марсианин, они бы с радостью переморили своих земляков, которых считают бездельниками, и завезли бы работящих и непьющих китайцев или марсиан. Именно поэтому их называли и называют «мироедами». Такие люди не могут являться опорой ни для государства, ни для страны, ни для народа — потому что для них первична прибыль, которую они заберут потом с собой в Испанию, если вдруг не грянет очередное раскулачивание.