Советский Союз не покупал навоз

Возможно, эта байка вам уже попадалась, а если нет — загуглите что-то типа «СССР покупал навоз в Голландии». Прочитаете сотни как под копирку сделанных заметок, вышедших когда-то из одного источника, кажется сайта anekdot.ru. Анекдот заключается в том, что когда рассказчик добивается доступа к телу высокого советского чиновника и задаёт вопрос «А почему мы навоз в Голландии покупаем», чиновник отвечает: «Да потому что даже навоз у нас — дерьмо». По-моему, не смешно, но можно проследить, кто запускает и поддерживает распространение этой байки.

В присказках к байке говорят, что навоз в Голландии был экологически чистым. Экологическая обстановка в Голландии в 80-х годах прошлого века была в разы хуже, чем в СССР. Причина в том, что Голландия, если иметь в ввиду Нидерланды в целом — маленькая, и концентрация промышленности в ней большая. Реки типа Рейна-Ваала несли гораздо больше загрязнителей, чем советские Днепр и Волга. Навоз делали путём переработки городских стоков, и продукцию с удобренных таким навозом полей честно продавали на 30% дешевле. Об этом, например, можно прочитать в изданной на русском языке книге Гельмута Хёфлинга «Тревога в 2000 году».

Также байка сообщает, что навоз поступал на специальные поля, продукция с которых поступала на стол работников ЦК КПСС. Я не знаю, были ли специальные фермы для членов ЦК — никогда ни один из встреченных старых агрономов, доросших и до высоких партийцев, мне такого не подтвердил. Точно могу сказать, что для чиновников уровня секретарей обкомов и горкомов, то есть руководителей субъектов нынешней федерации, специальных экологически чистых продуктов не выращивалось. И 100 тысяч тонн навоза, как в байке — это примерно 1000 гектаров, что для членов ЦК многовато. Но дело не в этом. Если даже главным агрономом цэковских ферм был фрик-органик старой школы, который, я прошу прощения, мастурбировал на содержание органического вещества в почве (это диагноз, потому что почва производит органическое вещество сама), то в качестве органического вещества он мог взять обычный торф — миллионы тонн и бесплатно, плати только за погрузку. Торф лишён почти всех недостатков навоза, кроме главного — стоимости логистики.

Навоз как удобрение потерял своё значение даже в отсталом СССР в 60-х годах прошлого века, с развитием химизации. Минеральные удобрения при грамотном применении превосходят навоз во всём, от стоимости до экологичности выращенной продукции. Увеличение органического вещества в почве при внесении навоза — это тоже в некотором роде байка. Чтобы увеличить содержание гумуса в почве с помощью навоза на 1%, надо десятки лет буквально топить поле в дерьме, терпя все сопутствующие недостатки навоза: семена сорных растений, огромный спектр фитопатогенов, подкисление почвы и так далее.

Уже в 70-х годах навоз и в СССР, и на Западе не знали куда девать. Его складывали в бурты, где он лежал десятилетиями. Пытаться вносить его на поля — означало вернуться от трактора обратно к сохе и мотыге. И, на Западе придумали — получать из навоза биогаз. Горючий газ — такой же, как продаёт Газпром. У нас же и газпромовского газа достаточно, поэтому навоз пока лежит. Некоторые регионы, типа Ленинградской области, пытались ввести субсидирование сельхозпроизводителей за внесение навоза на поля, потому что животноводства в области через край, а растениеводства мало. Но — дураков особо нет, даже на субсидии.

Возвращаясь к распространению байки. Думаете, её распространяют те, кто плохо относится к Советскому Союзу и боится его восстановления? Отчасти да. Но запустили её после знаменитой фразы Владимира Владимировича в Госдуме: «В СССР не было мясного животноводства». Тогда многие со стульев попадали, кто работали в советском мясном животноводстве. Современная официальная Россия, решая проблему продовольственной безопасности с помощью построения совершенно уродливого сельского хозяйства — так называемых агрохолдингов и монстров типа Мираторга, — всё пыжится доказать, что в Советском Союзе было хуже.

Не было там хуже. Сельское хозяйство — это хозяйство жителей села, обычных людей. Если советский колхоз получал прибыль, он тратил её на строительство школ, больниц, бассейнов и прочей инфраструктуры для людей. Современные владельцы агрохолдингов тратят прибыль в Куршавеле или в США, но они не инвестируют в обычных людей. Они предпочитают завозить более дешёвых людей, чем те, которые есть. То, что против людей — уродливо, по-моему. То, что было когда-то за людей — было лучше.

А сейчас капитализм, кушайте.

Что делать, если инжектор Вентури не работает

Прочитал на воронежском сайте заметку про использование инжектора Вентури в капельном поливе. Заметке 2,5 года, а никто её не придёт и не поправит. Там же многое написано с точностью до наоборот.

Например, под заголовком «Что делать, если не работает инжектор Вентури», на воронежском сайте написано:

  • для байпасного подключения:  «Повышать давление воды на входе инжектора», «Снижать потребление воды на выходе инжектора».
  • для прямого подключения: «Увеличивать давление воды в магистрали»; «Снижать потребление воды на выходе, отключив часть поливочной системы».

Давайте рассмотрим, почему тут всё наоборот, то есть советы ведут к прекращению работы инжектора, а не к успешному началу всасывания удобрений.

Успешная работа инжектора Вентури, при байпасном или прямом способе подключения — без разницы, сводится к одному фактору: величине перепада давлений до и после инжектора. Для большинства инжекторов стабильная работа обеспечивается при перепаде давлений не менее 2 бар — хотя таблицы производителей могут указывать и 1 бар для отдельных моделей, на практике запустить инжектор при таком перепаде сложно.

Как достигается перепад давлений? Инжектор Вентури имеет заужение в середине. Например, инжектор с резьбой 1″, соответствующий трубе диаметром 25 мм, сужается в середине до 7 мм. Заужение играет роль этакой «плотины», которая способствует накоплению воды перед собой, выражающемся в нарастании давления в трубе перед входом в инжектор. За «плотиной», напротив, образуется «разрежение», и давление спадает.

Нетрудно понять, что если количество проходящей через инжектор воды недостаточно, вода будет легко и лениво проходить через заужение, подпор не будет создаваться, инжектор не будет работать.  Для исправления этого, конечно, надо подать на инжектор больше воды, а для этого увеличить давление.

Но, как сообщают многие: «Я поднял давление до 6 атмосфер, а инжектор не работает!». Почему? Да потому что, как мы говорили выше, значение имеет перепад давлений, а не величина давления в системе.

А почему же при давлении 6 атмосфер нет перепада? А потому, что из-за низкого потребления воды на выходе инжектора (поливной системой), давление до и после инжектора выравнивается. Другими словами, поливная система не успевает вылить воду, которую в неё подают с большим давлением, и давление в ней нарастает, стремясь приблизиться к таковому на входе в инжектор.

Например, человек устанавливает инжектор 3/4″, даёт сколь угодно большое давление, а инжектор не сосёт. Здесь надо спросить: а какой вылив у Вашей поливной системы? Оказывается, 100 капельниц по 2 л/час. То есть, система выливает 200 литров в час, а инжектор пропускает 1000 литров в час. В этом случае давление до и после инжектора будет почти одинаковым. Для успешной работы инжектора 3/4″ с заужением в середине до 5 мм, нужен вылив системы куба полтора в час.

Байпасы используются при подключении инжекторов в 90% случаев, это связано с несоразмерностью основной трубы и пропускной способности инжектора (например, система поливается через трубу диаметром 110 мм, и инжектор такого размера пришлось бы отливать на заказ). Также, могут быть и другие причины, связанные с планируемым режимом подкормок или особенностями разводки воды.

Возвращаясь к воронежским рекомендациям, мы дадим противоположные:

если инжектор Вентури не работает, давление на входе в инжектор надо повышать, а на выходе — понижать.

Для понижения давления на выходе необходимо увеличить вылив поливной системы:

  •  путём реорганизации поливных участков (поливать всё вместе, а не отдельными блоками),
  • путём установки капельниц или иных поливных устройств с большим выливом (например, капельницы 8 л/ч вместо 2 л/ч),
  • путём сброса лишней воды из системы.
sovelteh

СЭТ

 

 

Смысл капельного орошения

Несколько лет назад один вдумчивый посетитель нашего интернет-магазина спросил, почему у нас на сайте практически нет автоматики для полива.

Меня этот вопрос поставил в тупик, потому что уж об автоматике я думал в последнюю очередь и считал баловством, а посетитель на прощание сказал: вы подумайте над этим, ведь смысл капельного орошения — именно в автоматике.

Тут я вообще не согласился и возмутился, но посетитель уже ушёл.

Если читать сайты-одностраничники нынешних продавцов «наборов для капельного полива», то смысл капельного орошения у них — «не надо носить тяжёлые резиновые шланги», «не надо бегать с лейкой», «полив за одну минуту» и т.п. Конечно, это самый примитивный маркетинг для очень простых людей, и мы тоже, по-моему, не избежали элементов такового, когда получили из Испании первый контейнер с капельной лентой и фитингами и пытались всё быстро распродать.

Смысл капельного орошения — в поддержании на примерно постоянном уровне оптимального соотношения твёрдой, жидкой и газообразной фаз в корнеобитаемой зоне, и в поддержании на примерно постоянном уровне оптимальной концентрации элементов питания в жидкой фазе с помощью фертигации.

Больше никаких смыслов, очевидно, нет. Дальше вопрос в том, как реализовывать это «поддержание на примерно постоянном уровне». В современном закрытом грунте без автоматики, конечно, не обходятся.

Лично я не доверяю автоматике, потому что гораздо вероятнее её отказ, чем мой. У нас в колхозе никакая автоматика больше двух месяцев не жила. Соленоидные клапаны переставали открываться, а очень дорогие фильтры с автоматической промывкой переставали промываться. Возможно, дело в колхозе как явлении, но мы полностью заменили все автоматические краны на латунные задвижки с ручными вентилями, промывали фильтры вручную и были счастливы.

Поэтому, исторически у нас в магазине автоматика полива в самом дальнем углу, не каждый сразу находит.

Старт трубки с лайфлета и ПГ-фильтр

Последняя заметка у меня в блоге была в феврале, и это неспроста — весна оставляет времени мало на что, кроме капельного орошения :).

С последнего монтажа — фото соединения садовой компенсированной израильской трубки PC-NEW с лайфлетом 3″. Это садовый проект на северо-востоке Ленинградской области.

лайфлет, капельная трубка

Соединение капельной трубки с лайфлетом

Стартовые краны под трубку достать трудно, использовали стартовый фитинг и проходной кран.

А это песчано гравийный фильтр, однокамерный Irritec — большая бочка, перед ним маленькая фертигационная бочка (туда высыпают мешок удобрений и гонят воду — удобрение постепенно растворяется и вымывается), рядом на поддоне песок — специальный импортный. У песчинок гравия для гравийного фильтра должны быть острые грани, а не окатаные, как у речного песка, поэтому используется дробленый кварц.

Песчано-гравийный фильтр и фертигационная бочка

Фильтр и фертигационная бочка

О работе с инжектором Вентури

Инжектор Вентури обычно подключают одним из двух способов:

1) Параллельно основной магистрали через байпас. В этом случае при поливе без фертигации вода через инжектор не идёт. При необходимости использовать инжектор часть потока воды, а иногда и весь поток, пускают через байпас;
2) Врезка непосредственно в основную магистраль. При каждом поливе вода идёт через инжектор постоянно.

Когда вы подключили инжектор одним из этих способов (соблюдая направление движения воды, указанное стрелкой на корпусе инжектора) и решили испытать его в действии, пустив в инжектор воду, происходит обычно следующее.

Чтобы началось всасывание раствора, который должен быть впрыснут инжектором в основной поток в магистрали, вода должна проходить через инжектор с определенной скоростью и в определенном количестве. Если скорость мала, всасывания не будет. Напомним, скорость воды напрямую связана с давлением в системе.

Если вода через инжектор пошла, а всасывания раствора не началось (надо не забыть открыть кран на самом инжекторе):

1) В случае инжектора с обратным клапаном (China Irrigation, Irritec) вода будет просто идти через инжектор;
2) В случае инжектора без обратного клапана (Real King, Abanilla Riegos) воду из магистрали погонит в бак с раствором удобрений.

Что делать, если всасывающий кран на инжекторе открыт, вода через инжектор идёт, а всасывание не началось? Увеличивать скорость воды:

1) При инжекторе, подключенном через байпас — прикручивать кран (задвижку) на основной магистрали, установленный между входом и выходом обвязки инжектора. В некоторых случаях кран приходится перекрывать полностью. Если и в этом случае всасывание не началось — у вас слишком слабое давление воды, её просто не хватает для работы такого инжектора.
2) При инжекторе, врезанном в магистраль напрямую — увеличивать давление воды воды в магистрали, возможно, подбирать более мощный насос. Также надо стараться увеличивать потребление воды на выходе (вылив поливной системы) — это будет способствовать увеличению перепада давлений на входе и выходе в инжектор.

Конечно, наличие возможности использовать манометр (один или два) существенно упрощает запуск инжектора. Профессионалы обычно настраивают инжектор по перепаду давлений, сверяясь с манометрами.

Различные нюансы при работе с инжекторами Вентури мы будем рассматривать и далее.

Об инжекторах ранее выкладывал ознакомительное видео Роман Любека:

Интенсивный сад

Интенсивный сад предполагает обязательное наличие капельного полива и фертигации.

Интенсивный сад со шпалерой

Как правило, в интенсивном саду используются деревья на карликовых подвоях и шпалера. На капельном орошении деревья не образуют глубокой и развитой корневой системы, поскольку растению нет необходимости искать воду на большой глубине и площади. В связи с этим снижается устойчивость растений к ветру. Для подержки деревьев применяют шпалеру в виде натянутой между стоящими в ряд столбами проволоки. Как правило, при высоте столба над землёй 2,5-3 м используют 3 линии проволоки.

Шпалера в саду

К проволоке может подвешиваться капельная трубка с помощью крючков, либо трубку просто кладут на землю — в этом случае есть большой риск ее повреждения при обкашивании приствольных кругов.

Яблони карликовый подвой

Столбы шпалеры также могут являться опорой для противоградовой сетки.

Противоградовая сетка

Один из недорогих вариантов капельного полива древесных культур — две капельные ленты с обеих сторон ряда деревьев:

HPIM0101

Капельное орошение лентами в саду

Фертигация vs навоз, часть 2

Логистика навоза примерно в 60 раз дороже, чем логистика минеральных удобрений. Обычный бесподстилочный полужидкий навоз имеет влажность 90% и содержание азота не более 0,5%. Таким образом, чтобы внести в почву 1 кг азота с помощью навоза, последнего надо 200 килограммов. А селитры (аммиачной) — 3 килограмма. С фосфором и калием ситуация ещё грустнее. Словом, использовать навоз как источник элементов минерального питания стоит в том случае, если вам всё равно, сколько будут стоить вам ваши огурцы — 400 рублей за килограмм или 600.
Многие считают навоз источником органического вещества в почве. Коэффициент гумификации навоза, из учебников по почвоведению — 0,1, то есть из 10 кг сухого навоза (равно 100 кг полужидкого с влажностью 90%) образуется 1 кг гумуса. Содержание гумуса в хорошей почве — в среднем 4%, что на 1 квадратный метр пахотного слоя (20 см) составляет 12 кг. Таким образом, чтобы поднять содержание гумуса в почве с 4% до 5% (на 3 кг на квадратный метр), на квадратный метр почвы надо внести 300 кг полужидкого навоза. На 1 сотку — 30 тонн. Корова за стойловый период даёт 7 тонн навоза, то есть на 1 сотку надо иметь более 4 коров. А не лучше ли просто не передозировать минеральные удобрения, и ваше органическое вещество (гумус) из почвы просто НИКУДА НЕ ДЕНЕТСЯ?
По моему скромному мнению, внесение навоза в почву — это глупость, потому что это нерационально. Даже если вам некуда деть навоз. В развитых странах давно придумали, куда его деть — на биогаз, в России в основном складывают в бурты до лучших времен (эти огромные, скопившиеся за десятилетия отвалы у ферм поразили меня когда-то в Краснодарском крае). У навоза есть еще один важнейший недостаток — семена сорных растений. На поле, куда внесен навоз, через 2 недели смотреть страшно.
Для культур, где не применяется фертигация (богарных), достаточно основного внесения труднорастворимых комплексных удобрений и одной подкормки селитрой после всходов. Для поливных культур, где фертигация просто необходима, достаточно добавлять удобрения к воде при каждом поливе (а при капельном орошении полив — ежедневный) — растения будут получать именно столько удобрений, сколько могут усвоить в данных условиях, и задачей агронома остается только правильный расчёт дозы.
Не так давно, на семинаре в Северо-Западном регионе, где собрались действующие агрономы-овощеводы, выступал американский специалист по моркови. Рассказывая про их, невиданные для России, урожаи. Он сказал: удобрения надо вносить дробно. Возникло молчание, а потом его спросили: а как это возможно? Он ответил: капельное орошение. Я присутствовал там, и видел, что американца никто не понял… Из действующих агрономов-овощеводов. Этим отличаются российские агрономы от, например, американских. Здесь не при чём заговор корпораций, ГМО, Монсанто и враги России. Здесь просто тупость и нежелание перенимать опыт, как национальное бедствие.

Фертигация vs навоз, часть 1

Растения для своего роста и развития нуждаются в химических элементах.
Считается, что минеральные (неорганические) вещества растение получает через корень из почвы, а органические вещества синтезирует самостоятельно, поглощая для этого углекислый газ из воздуха. Это, в основном, так, хотя в 50-70-х годах ХХ века было доказано поглощение органических молекул корнями растений, включая довольно крупные молекулы (гуминовые и фульвокислоты; работы Христевой Л.А.) и поглощение органических молекул через листья (на этом основан огромный рынок органических биостимуляторов). Тем не менее, главные пути поглощения веществ растениями: углерод и кислород — в основном, через листья из воздуха, а всё остальное — в основном, через корень из почвы.

С урожаем любой культуры из почвы неизбежно выносятся элементы минерального питания, и в ощутимом количестве. Например, при урожайности огурца в открытом грунте 100 тонн (1000 центнеров) с гектара из почвы выносится 450 кг азота (это более тонны аммиачной селитры). Естественное содержание азота в почве — в среднем 0,2%, то есть на пахотный слой глубиной 20 см это 6 тонн, при этом большая часть азота может быть в не очень доступной (органической) форме. Очевидно, что для поддержания плодородия почвы вынос элементов питания надо восполнять удобрением.

Две основные группы удобрений — минеральные и органические.
Минеральные удобрения в нашей стране (именно в нашей, и в бывшем СССР) скомпрометировали себя перед населением по итогам химизации сельского хозяйства, проводимой в 60-80-х годах ХХ века. Химизация проводилась в лучших традициях бесхозяйственности, «для галочки», в результате практически все пахотные почвы СССР потеряли большую часть органического вещества, а в продаже нередко можно было встретить продукты с повышенным содержанием нитратов. В чём же было дело?

В тогдашней агрохимии, как и сейчас, было принято рассчитывать дозу удобрения под планируемый урожай. Например, под какую-то культуру рассчитывали внести 200 кг азота на гектар, чтобы компенсировать вынос азота из почвы с урожаем. Это около 600 кг аммиачной селитры. Длительность вегетационного периода растения — пусть 100 дней, и эти 600 кг селитры растение должно поглощать в среднем по 6 кг в день (в фазу активного роста вегетативной массы — больше, в период созревания плодов — меньше). Этим растениям на гектаре нужно в среднем 6 килограммов селитры в день — не 30, не 60 и не 600 килограммов, а только 6 кг. Если в какой-то момент времени в почве находится больше селитры, чем могут усвоить растения, избыток селитры с помощью бактерий-денитрификаторов в тот же день начинает улетать в атмосферу, в самом растении начинают накапливаться нитраты, и самое плохое — на денитрификацию расходуется органическое вещество почвы, поскольку бактериям -денитрификаторам для деятельности нужна органика. И, как вы думаете, как вносили эти 600 кг селитры на гектар в СССР? Да, все разом в один день, все 600. Это кажется верхом идиотизма, но так и было. И результаты этого утаить от народа было нельзя.

С тех пор в сознании огородников и просто потребителей продуктов растениеводства прочно сидит идея: минеральные удобрения — это зло, они разрушают почву и насыщают продукты нитратами.
Тем не менее, в Европе или США вы вряд ли найдёте ферму, за исключением, может быть, фриковских или «органик», где бы вносили в почву навоз. В Европе его не вносят в почву, а получают биогаз. В современной России так же трудно найти агрохолдинг, сельхозкооператив или ферму, удобряющую поля навозом. Нам такие попадались только в качестве экспериментаторов, пробующих под влиянием агрономов старой школы куда-то с пользой деть образующийся на фермах навоз и тут же эти попытки сворачивающих.
В чём же дело, сельхозпроизводители нерациональные или глупые? Нет, они рациональные и умные.
Продолжение следует.

Далее по теме
Иногда приходится слышать: огурцы любят подкормку жидким навозом. Да вы бы знали, как они любят азофоску! И как они любят селитру! Гораздо больше любят, чем навоз. И содержание нитратов в огурцах у вас будет ОДИНАКОВОЕ что при подкормке навозом, что при подкормке селитрой, если вы не внесете, конечно, все 600 килограммов селитры на гектар сразу единовременно.

Как в одном колхозе делали капельный полив на площади 500 гектаров, часть 4

Начало в Часть 1, Часть 2, Часть 3

Итак, эксплуатация системы капельного орошения… Для экономии комплектующих, то есть для снижения стоимости проекта, поставщик системы рассчитывает её «на пределе». То есть, предполагается, что полив будет происходить 24 часа с непрерывным переключением между участками, и в этом случае растения получат свою поливную норму в 60 кубов на гектар (для огурцов и томатов надо около 100 кубов на гектар — меня периодически удивляют «гуру», утверждающие, что томатам надо вдвое меньше воды, чем огурцам; это справедливо для парника в Карелии, но не для поля на юге России, или в Турции, где в принципе и надо выращивать томаты).
Если рассчитать полив не на 24 часа, а на 12 часов, выливается это в следующее:
а) потребуются вдвое более мощные насосы;
б) потребуются трубы (или лэйфлеты) с вдвое большей пропускной способностью;
в) потребуется вдвое больше фильтров;
г) поставщик проиграет тендер.

Для круглосуточного полива вы нанимаете вторую смену операторов полива. Далее происходит следующее:
1) Скважинный насос не запускается. Вызов электриков, работа электриков, запуск. Растения на площади 15 гектаров полдня стоят без полива.
2) Скважина начинает гнать песок, гидроциклон не справляется. Заказывается бурение новой скважины поодаль. Подвод воды организуется по временной схеме от скважины, питающей соседнее поле. Растения на площади 30 гектаров стоят 3 дня без воды. Затем, в течение месяца, пока бурится скважина, устанавливается обсадная труба, подключается глубинный насос на 100 кубов в час, растения на площади 60 гектаров получают не более 50% от необходимой воды.
3) Ночная смена поливальщиков напилась, выйдя на работу. Растения на площади 240 гектаров не получают необходимой воды в течение 12 часов.
4) Ночная смена поливальщиков напилась дома, и не приехала на работу. Удаётся уговорить половину дневной смены остаться на ночь, а для работы в следующий день набрать добровольцев из трактористов. Растения на площади 120 гектаров не получают необходимой воды в течение 12 часов.
5) После проверки каждой скважины выясняется, что заявленная бурильной организацией производительность в 100 кубов в час не превышает 60 кубов в час, и только на одной из 9 проверенных скважин составляет 80 кубов в час. Растения на площади 240 гектаров не получали и не получат 40% поливной нормы.
6) Операторы полива не успевают вовремя провести ремонт фонтанирующих капельных лент — в некоторых местах проваливаются трактора, вышедшие на ночное опрыскивание. Часть воды явно уходит не туда.
7) Гравийные фильтры, стоящие на участке, поливаемом из реки, теряют производительность. Промывки обратном током воды результата не дают. Растения на площади 120 гектаров получают 30% поливной нормы в течение недели. Приехавший специалист открывает фильтры и достаёт оттуда большое количество рыбы.
8) Участок в интенсивном саду, где прокладывалась подземная разводка, подключен к поливу, однако: поскольку траншеи, вырытые поперек рядков деревьев под трубы, слишком долго были открытыми, по саду не мог ходить опрыскиватель с глифосатом, что привело к размеру амброзии в рядках выше поливаемых деревьев, соответственно к утере смысла полива этого агроценоза. Проблема «мы поливаем сорняки» остро стоит и на овощных культурах. И не только поливаем, но и кормим — фертигация же…
9) Около 50% дорогих комплексных удобрения типа Полифид, Террафлекс, Кемира, монофосфат калия, Пекацид воруются операторами полива и продаются фермерам сразу. Еще около 25% прячется в схроны для последующей продажи. Растения на площади 400 гектаров получают 25% необходимого по технологии минерального питания.
10) Ручная прополка сорняков даёт небольшой эффект — из приглашенных в помощь студентов аграрного университета не все отличают щирицу от огурца.

В общем и целом, технология соблюдается на 30%. И, хотя лето не засушливое, урожая вырастает тоже 30% от запланированного. Но это еще далеко не убыток. Убыток от несоблюдения технологии — это совсем не главное…
Продолжение следует

Как в одном колхозе делали капельный полив на площади 500 гектаров, часть 2

Начало в Часть 1

Итак, картофель попал под полив. Лето было такое, мягко говоря, засуха — 2007 год на юге России, всё посохло у тех, кто без полива. А посаженные 100 гектаров поливались. Но, как уже говорилось, неравномерно и не везде. Песчано-гравийные фильтры забивались очень быстро, чистить их (обратным потоком воды) толком не умели, поэтому вскоре фильтры стали взрываться (как понимаете, это большая железная бочка с тонной песка внутри, которая не выдерживает давления поступающей воды — атмосфер 12, и взрывается). По счастью, никто не пострадал, но некоторый простой в поливе это вызвало. На возвышенных участках вода почти не появлялась. Те, кто обслуживал полив, были недовольны несоответствием получаемой зарплаты и обещанной (зарплата 300 рублей в день для коренного населения на юге поражает меня и сейчас, потому что она такая и осталась, против вдвое большей зарплаты аналогичных рабочих в Украине, например), и открывали полив не совсем регулярно. Инжекторы удобрений задействованы не были, фертигация не состоялась.
Однако, вопреки скептикам, картофель вырос. Было его, на первый взгляд, много, но как взвесили — получилось тонн по 12 с гектара. Планово-экономический отдел посчитал и вывел себестоимость урожая — 19 рублей за килограмм. Это, конечно, немало. Ну прямо ни в какие ворота, хотя в себестоимость не запихнули цену всего оборудования сразу, а разделили на однолетнюю и многолетнюю часть. Да и затрат на фертигацию не было, а это весьма существенная статья, поскольку комплексные растворимые удобрения очень дорогие. Картошка в этот засушливый год была, конечно, в цене, но не в такой.
Тем не менее, несмотря на убытки, было решено: на следующий год расширить капельное орошение до 500 гектаров, добавить к картофелю лук, томаты, огурцы, морковь, свёклу и кабачки, а также более 100 гектаров интенсивного сада на капельном поливе — яблоневый сад по интенсивной технологии с карликовыми подвоями уже был посажен. Убытки прошедшего года объяснили: а) засухой, б) отсутствием опыта и с) плохим поставщиком оборудования. Теперь было решено сменить поставщика, собственный опыт по работе с капельным орошением уже появился, а засуха…
Продолжение следует